l
  • lubava

Диссидент Борода, вертухай Тюленев, тюремные пытки и забвение

источник
опубликовано 27.06.2016

тюрьма-2

В 1978 Владимир Борода был осуждён на 6 лет за распространение «Декларации прав человека». Он попал в колонию, которой руководил Тюленев. Борода перенёс там жуткие пытки, о чём позднее написал в своей книге. А Тюленев сегодня – депутат и функционер КПРФ в Омске.

Владимир Борода так описывает подоплёку своего дела:

Collapse )

l
  • lubava

Борода

http://www.svoboda.org/a/28039876.html
Вью с Владимиром Бородой, которое сделал Валентин Барышников для Радио Свобода



"Хиппи Володя Борода родился в Омске в 58 году, подростком стал мелким уголовником, как-то неудачно стянул на пляже джинсы у хиппи, подружился с ними и начал колесить с тусовкой по Центральной Азии, Сибири и югу России. В 78-м в Ростове-на-Дону всех арестовали за копирование и распространение Декларации о правах человека (13 статья провозглашала свободу передвижения!). Отсидел шесть лет, которые потом описал в "Зазаборном романе". Выйдя, работал барменом, в перестройку пытался отказаться от советского гражданства, а когда СССР пал, пробрался через бесхозные границы в Европу, достиг своей мечты, Канарских островов, но после осел в Чехии, где и живет мирной жизнью. Мы прогулялись по Праге, - мимо сквота в центре, где он жил, - и посидели на лужайках Кампы, некогда излюбленном месте хиппи, поговорили о свободе и даже об Украине."
l
  • lubava

Дружба крепкая не сломается

В Новой газете опубликована статья друга Тюлена Георгия Бородянского. http://www.novayagazeta.ru/society/71866.html
Перепечатываем этот текст и фотографию автора в помощь тюремным художникам будущего.


Общество / Выпуск № 16 от 15 февраля 2016

2341 Рисунки из «Мертвого дома»



Автор


Георгий Бородянский

Соб. корр. по Омской, Томской и Тюменской обл.

Осужденные по тяжким и особо тяжким статьям УК написали картины по мотивам романа Достоевского

15.02.2016


У многих художников прочитанное перекликается с их жизненным опытом, и он нашел отражение в их работах
Фото из архива

Заключенные омских колоний проиллюстрировали книгу авторитетного каторжанина, отбывавшего в этих местах наказание полтора с лишним века назад. В Омском остроге Достоевский пробыл 4 года (1850—1854). Здесь рождались замыслы его романов — как минимум трех: «Преступление и наказание» (как писал он брату «Я задумал его в каторге, лежа на нарах в трудную минуту…»), «Братья Карамазовы» (в частности, прототипом Дмитрия Карамазова стал острожный товарищ писателя поручик Дмитрий Ильинский) и «Записки из мертвого дома».

В этом году великому сидельцу исполняется 195 лет, а городу — 300: двум знаменательным датам и посвящена выставка, открывшаяся на днях в Литературном музее им. Достоевского.

«Для участия в конкурсном отборе осужденный должен был прочитать «Записки из Мертвого дома», а потом изобразить фрагменты книги, которые произвели на него наибольшее впечатление», — рассказал «Новой» инспектор по воспитательной работе с осужденными УФСИН России по Омской области, майор внутренней службы Григорий Стрельбицкий. Кончено, говорит инспектор, у многих прочитанное перекликается с их жизненным опытом, и он нашел отражение в их работах.

Большинство участников выставки (на ней представлено 24 картины и 3 макета Омской крепости) осуждены, как и герои «Записок…» по тяжким статьям: разбои, убийства, в том числе с отягчающими обстоятельствами. Под самодельными рамками подписи — ИК 7 (это колония особого режима), ИК 9 (строгий режим), ЛИУ 2 (лечебно-исправительное учреждение строгого режима, в котором содержатся закоренелые наркоманы). Все работы, прошедшие отбор, безымянны. «Мы не имеем права, — поясняет майор, — без согласия осужденных разглашать их персональные данные, а согласия никто из живописцев не дал». Что ж тогда их заставило рисовать? «Это дело глубоко личное — трудно сказать», — отвечает Стрельбицкий.

Есть работы, исполненные мастерски, особенно портреты писателя, но большинство удивляет неожиданной (если знать, по каким статьям сидят их авторы) просветленностью. «Освобождение» (ИК 9). Вышедший на волю арестант обнимается с любимой: на их лицах нет радости (ее на этой выставке вообще почти нет, но везде есть утешение). Иллюстрация к последнему эпизоду «Записок»: главный герой поднял спавшие кандалы, чтоб «взглянуть на них в последний раз». А вот, пожалуй, самая щемящая сцена: «Единственный друг» (ИК 9). Каторжанин присел на корточки, чтобы обнять дворнягу.

«Прибытие в острог» (ИК 7). Достоевский входит в Тобольские ворота. «На каторжных работах» (ИК 9). Острожники чистят снег у Тарских ворот. Все это происходило здесь — в сотнях метрах от музея. Метрах в трехстах от него — берег Иртыша, куда арестанты зимой «ходили ломать старые казенные барки», а летом, хоть и была работа «впятеро тяжелей», писателю случалось подмечать «чей-нибудь задумчивый и упорный взгляд в синеющую даль» (так потом смотрел отсюда на другой берег реки Раскольников).

Выставка под названием «Жизнь в нас самих, а не во внешнем…» (так говорил Достоевский) продлится полтора месяца, затем будет показана во всех подразделениях УФСИН по Омской области. После чего картины вернутся в музей навсегда — будут переданы ему в дар.

l
  • lubava

(no subject)

Boris Artamonov ·
Комментарий к статье про "Зазаборный роман" на Радио Свобода

Многие удивляются, за что я так ненавижу Россию, в которой родился, вырос и уже старею. А я удивляюсь на них. Или они вообще ничего не читают, или у них детей нет, которым суждено в этой вонючей лагерной параше жить и притворяться, что ее любишь, одобрять и поддерживать советскую мразь. В этом лагерном бараке, в котором недавно сделали "косметический ремонт", но до него уничтожили десятки миллионов невинных людей - это тот же Холокост, но умноженный на порядок и не для отдельной нации, а для всех. И когда высокопоставленные представители власти говорят о любви к Родине - это насмешка над теми вашими детьми, которые в отличие от их детей не могут уехать из этого барака, и развлекаться, глядя на него со стороны (или не глядя). Их детям на расстоянии смеяться о "любви к Родине", конечно дело нехитрое. Но главный вопрос к моралистам: почему простительно ненавидеть это государство только тем, кого непосредственно пытали, убивали, издевались или как-то иначе "гнобили"? Почему такая ненависть к этому сатанинскому государству, как у Юрия Нестеренко, например, считается крайностью и радикализмом? Это нормальная естественная реакция. А прочитал и пошел дальше, как ни в чем не бывало - это не недостаток впечатлительности, и не сила характера. Это реакция свиньи. И одно явное преимущество у данного момента истории все же есть. Сейчас, как никогда, ясно, кто есть кто.
l
  • lubava

Житель Омска Александр Беляев о проблемах местной оппозиции

Collapse )
Чем знамениты эти «оппозиционеры»? Единственный более-менее известный «горсоветовский» коммунист — это Юрий Тюленев, да и тот прославился не своей политической деятельностью, а прошлой службой в должности начальника колонии №9 («На всю жизнь я запомнил те побои и фамилии фашистов, избивающих меня — майор Тюленев, начальник оперативной части майор Остапенко, офицер оперативной части старший лейтенант Марчук, начальник режимной части капитан Шахназаров... Вообще-то, Тюлень уже восьмерых забил. Вся зона знает. Когда сам, когда подкумки перестараются, когда сердце у закатанного в рубашку смирительную, откажет. Всякое случается в этой жизни поганой, особенно, когда Тюлень с бандой свирепствует». © Владимир Борода «Зазаборный роман»).
Collapse )

http://tayga.info/details/2012/12/14/~110875
l
  • lubava

Статья о Тюленеве и его друзьях - на Радио Свобода

Screenshot from 2014-10-12 23:26:20

Расследования

Мы лед под ногами майора

Опубликовано 12.10.2014 20:51

В 2003 году польский писатель Кристиан Бала написал роман "Амок", где слишком подробно описал убийство. После этого Бала стал главным подозреваемым в преступлении и попал в тюрьму. Этот любопытный случай был первым в истории мировой литературы, когда человека осудили благодаря саморазоблачительной книге.

Автобиографический "Зазаборный роман" Владимира Бороды, созданный в 1995 году, в некотором роде тоже первый. Злодей из этой книжки, депутат омского горсовета Юрий Тюленев, был найден при помощи интернета.

Привлекает внимание и уникальный повод, из-за которого главный герой "Зазаборного романа" провел шесть лет в тюрьме строгого режима (1978-1984), – он был осужден за распространение Декларации прав человека в СССР.

История, которая случилась через 30 лет после описываемых в "Зазаборном романе" событий, похожа на самостоятельное художественное произведение. Первая серия этого литературного детектива продолжалась очень долго, с момента появления книги и до начала общественного расследования. В ней участвовали исключительно представители субкультуры хиппи. Хиппи прочли и распространили "Зазаборный роман". В 2009 году Сергей Юрьенен издал роман в Америке с помощью технологии Print on demand. В 2010 году, после публикации небольшого тиража  в питерском издательстве, книга стала чуть более известна.

Collapse )
l
  • lubava

Слуга двух господ

Бородянский, защитник омского палача и постоянный автор сталинистской газеты "Красный путь", написал для "Новой газеты" статью ....о принудительном написании заключенными заявлений.
http://www.novayagazeta.ru/news/1687636.html

Автор

Георгий Бородянский

Соб. корр. по Омской, Томской и Тюменской обл.


В Омске 238 заключенных потребовали у прокуратуры привлечь к ответственности правозащитницу

Орфографические ошибки совпали

30.09.2014

Заключенные омского ЛИУ-2, сплотившись вокруг его администрации, в едином порыве осудили Ирину Зайцеву, которая борется за их права. В облпрокуратуру поступило 232 заявления от обитателей этого лечебно-исправительного учреждения: они возмущены заметкой правозащитницы на сайте еженедельника «Бизнес-курс», в которой она написала, что в их родном ЛИУ-2 «массово избивают и насилуют осужденных».

В публикации процитирован текст телеграммы, которую Зайцева по просьбе родственников заключенных отправила президенту, генпрокурору и главе СКР: «…17 человек «зондеркоманды» являются такими же заключенными. Имея особый режим содержания, они мигрируют по всем колониям Омска для карательных операций… Просим срочно вашей помощи по устранению беспредела и наказания виновных».

Как рассказала «Новой» Ирина Антоновна, она узнала о происходящем в учреждении не только от родных заключенных, но и от людей, недавно вышедших на волю. Тем не менее, как следует из заявлений 232 сидельцев, живется им в ЛИУ-2 хорошо, а все «домыслы» об избиениях и насилии распространяются для того, чтобы создать социальную напряженность, организовать на пустом месте протест.

Правозащитница ознакомилась с заявлениями и не удивилась тому, что все заявители думают одинаково и выражают мысли одними словами, при этом допуская одни и те же ошибки — стилистические и орфографические. К тому же странно, как попалась им на глаза заметка Зайцевой — ведь доступа к интернету в камерах быть не должно.

«Не исключаю, что их заставили подписать это путем угроз. Кому-то, может быть, пообещали УДО, — считает Ирина Зайцева. — Ситуация, кстати, не новая: в одной из красноярских колоний не так давно после жалоб правозащитников зэки стали, все как один, рассказывать журналистам о своей счастливой жизни».

Зайцева тоже обратилась в облпрокуратуру, она просит выяснить, добровольно ли писали заключенные заявления или под давлением. Ранее она потребовала от надзорного органа провести проверку по фактам насилия и избиений с указанием имен и кличек «карателей».